Ущербный статус

01.02.2024
Грозит ли что чиновникам за препятствие деятельности депутатам и сенаторам.
Депутат Алексей Куринный не отступает от задуманного – ужесточить ответственность должностных лиц за препятствие депутатам и сенаторам исполнению ими своих полномочий. Куринный уже выступал с аналогичной инициативой в 2019 году. Единороссы ее отклонили.

В 2022 году он повторно направил в Госдуму свой законопроект «О внесении изменений в статью 17.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях». Рассматривался он уже в прошлом году, 30 января.

Документ лаконичный. Два дополнения расширяют статью 17.1 «Невыполнение законных требований члена Совета федерации или депутата Государственной думы» Кодекса РФ об административных правонарушениях, устанавливая: наложение административного штрафа в размере от 5 тыс. до 10 тыс. рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет для должностных лиц государственного органа, органа местного самоуправления, организации или общественного объединения за невыполнение законных требований члена Совета федерации или депутата, в том числе за несоблюдение должностным лицом установленных сроков предоставления информации (документов, материалов, ответов на обращения) члену Совета федерации или депутату Госдумы.

В пояснительной записке к законопроекту подчеркивается, что «должностные лица нередко грубо нарушают права депутатов», не пуская их на территорию организаций, отказываясь предоставлять требуемую информацию, документы и принимать парламентариев в приоритетном порядке. Такие «нарушения происходят особенно часто в отношении депутатов, представляющих парламентскую оппозицию, и никакого серьезного наказания за это не несут».

Раскрывая думцам суть законопроекта и доказывая актуальность предложенных мер, А. Куринный привел многочисленные примеры из своей депутатской практики в Ульяновской области, прежде всего в те годы, когда там был губернатором Сергей Иванович Морозов.

Он уже сложил губернаторские полномочия и благополучно пересел в депутатское кресло фракции «Единая Россия». Примечательно, что в момент обсуждения законопроекта, господин Морозов сидел в зале и слушал правдивый рассказ Куринного о том, как он, глава региона, создавал многочисленные препоны депутату-коммунисту в исполнении им представительских полномочий. Было ли стыдно за себя экс-губернатору? Возможно… Он сидел с каменным выражением лица.

А Куринный говорил, когда возникают сложности у депутата, и за что надо наказывать штрафами и дисквалификацией зарвавшихся чиновников.

– Сложности появляются, когда возникает противодействие. А оно бывает, если депутат от КПРФ избран в регионе, где губернатором является представитель «Единой России». Я основываюсь на собственном опыте работы с губернатором С.И. Морозовым. Именно от него исходили распоряжения препятствовать, не допускать посещения мною заседаний правительства, различных комиссий. Происходило это по-разному: либо комиссия разбегалась сразу при моем появлении, либо добры молодцы закрывали или блокировали двери, чтобы я не прошел.

Мэрия Ульяновска тоже получала соответствующие указания. И когда я подходил к турникету, чтобы пройти на то или иное совещание, то человек, ответственный за пропускной режим, пропадал куда-то. Закрытый турникет я, бывало, переступал и шел дальше… Но позже вместо турникета появилась стеклянная стена высотой два с половиной метра, которая передо мной закрывалась автоматически, и человек, ответственный за ее открывание, куда-то пропадал.

Когда мне удалось преодолеть и это препятствие, то возникли две решетки, специально заказанные мэрией Ульяновска. Они опускались сразу при моем появлении и закрывали оба коридора. Образовывался вариант тюрьмы.

Приходилось вызывать полицию. Приезжал сначала лейтенант, долго ходил, охал, ахал, потом – майор, потом вызывали полковника, и они все вместе ходили, выясняли, что к чему. После долгих раздумий составляли протокол, выписывали штраф на 2 тыс. рублей бедному охраннику, который как бы куда-то вышел, хотя он просто получил указание не замечать, не пускать депутата-коммуниста, и тому подобное. Похожие случаи имели место и на ряде областных предприятий.

А в беседе мне руководители говорили: получаем указание от областной администрации: воспрепятствовать. Ну пострадает охранник, который сидит на входе, мы ему потом премию выпишем в 2 тыс. рублей, компенсируем штраф.

Вот такие действия и являются основанием для принятия закона о штрафах и дисквалификации должностного лица.

От чинимых препятствий страдает не только авторитет депутата или сенатора, страдает эффективность нашей работы. Особенно когда приходишь в организацию разобраться, например, по конфликтному вопросу, в частности, о праве на строительство объекта, а человек, выдававший разрешение, говорит: я вам ничего не скажу, мне запрещено это говорить. Хотя по закону он обязан это сделать. Можно, конечно, в этом случае вызвать лейтенанта, майора, наказать на две тысячи конкретное должностное лицо, что не изменит ситуацию в следующем случае.

Потому в законопроекте и предлагается увеличить штрафы за непредоставление сведений от 5 тыс. до 10 тыс. рублей. И второе – ввести такой эффективный механизм ответственности, как дисквалификацию должностного лица, выдающего неправомерные распоряжения.

Правоту Куринного подтвердил выступивший с содокладом от «Единой России» депутат Николай Брыкин:

– Наверное, где-то… он (Куринный) и прав. Бесспорно, действующий закон о статусе депутата должен всеми исполняться.

Но поддержать предложенный депутатом-коммунистом законопроект Брыкин не мог, фракция единороссов против. Однако то, что на местах депутаты, главным образом от оппозиции, сталкиваются с препятствием их деятельности – факт неопровержимый.

За принятие законопроекта Куринного выступили его коллеги по фракции – Останина, Алимова, Матвеев, справоросс Делягин. Им самим приходилось сталкиваться с произволом местных властей, которые путем административного давления борются с оппозицией.

А она в РФ одна – компартия Зюганова. Ее представителей стараются игнорировать местные князьки.

Брыкин, как бы оправдываясь за нежелание «Единой России» голосовать за проект Куринного, посоветовал коммунистам обращаться в прокуратуру – местную, генеральную, – что будет эффективно: реакция прокуроров действует отрезвляюще на местные власти.

Хотя принятие закона было бы лучше во всех отношениях. Но правительство не одобряет эту инициативу.

А что экс-губернатор Морозов, чьи нелицеприятные действия как раз подпадают под пункт законопроекта о дисквалификации?

При завершении обсуждения отозвался Морозов. Он заявил, что сказанное про него было «передергиванием». Но если бы в тот момент были в Госдуме люди из Ульяновска, то бывшего губернатора убедительно поставили бы на место, напомнив ему не только о его неприглядном поведении по отношению к депутату-коммунисту, но, и о том, как он насильно, невзирая на протесты общественности, переименовывал площадь Ленина в Соборную. Ульяновск долго потом трясло от действий антисоветчика и его команды. А может, за эти «подвиги» господина Морозова и взяли в думскую фракцию единороссов?

Их более 300 человек в Госдуме. Но голосование по законопроекту как всегда было удивительно нелогичным (за – 80, против – 0, а проект отклонен) эта фракция партии власти отказалась голосовать, показав, что они не возражают, когда должностные лица безнаказанно препятствуют депутатам выполнять свои обязанности по защите законности и прав избирателей.

Сам Куринный настроен решительно. Он снова будет вносить в Госдуму свой законопроект и добиваться введения штрафов и дисквалификации для каждого чинуши, затрудняющего работу народных представителей. Коммунист уверен, что своего добьется.

Галина ПЛАТОВА